vixymixy (vixymixy) wrote,
vixymixy
vixymixy

Птичка и радуга. Часть одиннадцатая. Финал.

Уф, ну все! Последние странички. Жаль в один пост все не поместилось, как-то не расчитала я немного :))
Спасибо всем, кто путешествовал со мной!!
А тем, кто еще хотят прочитать, теперь уже всю повесть целиком, могут легко сделать это по тегу "птичка_и_ радуга"

Птичка и радуга. Финал.
Последующие два дня я почти не помню. Я заболела, лежала в медицинском отсеке в лихорадке и бреду. Как потом объяснил доктор Саймон, это нервное, от перенапряжения. Мне было очень плохо. Все время мерещился Джаспер. Я тянула к нему руки, но другие руки теплые и чуть шершавые сжимали мои пальцы.
— Все будет хорошо, Мурка, — говорил Юлиус, а это был именно он, протирая мой лоб чем-то приятно холодным. — Спи, моя хорошая.
На третий день я пришла в себя, сознание прояснилось, и я, хоть и чувствовала себя ужасно несчастной, одновременно с этим чувствовала голод. Организм мой не смотря ни на что не хотел сдаваться, он хотел жить. Вот так.
Предатель! Это я про Джаспера. Уверена, он с самого начала знал, что не выберется. «Ради меня будь счастлива»! Злые слезы покатились из моих глаз. Ну как он мог! Как он мог так меня бросить!
Командор вошел в медицинский отсек как раз тогда, когда я рыдала навзрыд, вытирая мокрый нос кончиком одеяла. Он держал в руках поднос, на котором стояла чашка с бульоном, и так и заметался по палате, не зная, куда его поставить, чтобы броситься меня утешать. Это вызвало у меня приступ истерического хохота. Я и всхлипывала, и смеялась, не в силах остановиться, пока он не бросил этот глупый поднос на пол и не прижал меня к себе крепко-крепко, как тогда, когда мы в первый раз поцеловались.
— Ну-ну, успокойся, — шептал он, — Все хорошо, все будет хорошо…
Уже потом я узнала, что рассказали команде: Джаспер был объявлен героем, погибшим, спасая наши жизни. Лишь немногие были посвящены в то, что произошло на самом деле. Пандору все-таки объявят в карантин, и больше ни одно судно никогда здесь не приземлиться: Шеман не хотел рисковать.
Итак, экспедицию можно было считать вполне успешной. Погибли, по официальным данным, заявленным в центр, несколько человек: Джаспер Хопер, Бакли Майлс и Марк О'Тул, и те ребята, что в тот день дежурили у шлюза. Все были представлены к ордену мужества посмертно. А Экспрессия отправилась в обратный путь с живыми членами экипажа на борту.
Прошло два дня. Экспрессия совершила прыжок и направилась к Палладису. Командор вызвал меня на разговор в свой кабинет. После того дня, когда он успокаивал меня и обнимал, мы больше не виделись. Я вернулась в свою, теперь такую пустую, каюту. На следующий день занялась своей привычной работой, у нас не было не возможности, ни повода увидеться. И вот теперь он вызывает меня на разговор.
Он сидел за столом, такой официальный, такой далекий. Я, сразу же оробев, села напротив. И хотя он смотрел на меня мягко, но я чувствовала, что между нами преграда. Я ничего не понимала. Ему что, нравиться мучить себя и меня?
— Мария, извини, что приходиться тебя просить, но я вынужден. Я ничего не знаю о том, что произошло на Пандоре, когда вы с …м-м-м… Джаспером покинули шатл. Могу только догадываться. Но мне, как командиру экспедиции, нужно знать все.
— Конечно, — я сжала руки на коленях, понимая, как непросто мне будет снова все вспоминать. Я думала, он протянет руку, чтоб поддержать, но он этого не сделал.
И я рассказала. Все. Стараясь не говорить о своих чувствах, а только лишь излагала факты. Рассказ получился не таким уж длинным, и мне даже удалось сдержать слезы. Но на душе словно лежал камень.
Я вернулась в каюту, легла на койку и уставилась в потолок. Пришло время подвести итоги. Что я имею на сегодняшний момент? Я потеряла лучшего друга. Я влюблена в человека, о чувствах которого на самом деле ничего не знаю. Как дальше жить, я просто не понимала.
Все оставшиеся дни на обратном пути я действовала, как робот. Ела, спала, работала. Я запретила себе чувствовать и думать. Мир потерял все свои краски.
Даже когда шатл приземлился на Альфе, и все мои товарищи, светящиеся от радости, обнимались прощаясь, ни одна искорка света не вспыхнула во мне.
Я взяла сумку и вышла из каюты, даже не оглянувшись.
Командор стоял у шлюзового лифта и прощался со всеми. У него находились теплые слова для каждого члена экипажа. Он и мне пожал руку, наклонился, пытаясь что-то сказать. Но я не подняла глаз, вяло ответила на рукопожатие и поспешила покинуть Экспрессию. Сердце попыталось остановиться, но я сделала три глубоких вдоха, выпрямилась и ушла в сторону вокзала.
И жаркий день, и привычная суета в Космополисе — все казалось каким-то нереальным. Я не могла поверить, что где-то неподалеку есть комнатка в общежитии — мой дом, и я сейчас в нее вернусь. И потечет обычная жизнь, такая же, как прежде. Работа, пустые вечера у телевизора, редкие вылазки в ночной клуб… В груди опять стало горячо, и на этот раз сколько я ни дышала, легче не становилось. Я поняла, что не могу сейчас вернуться домой. Ну никак.
Я немного подумала, включила сотовый и набрала мамин номер.
— А! Солнышко мое! Ты вернулась! Как командировка?
— Чудесно, — выдавила я из себя. — Сейчас я к вам приеду и все расскажу.
— Замечательно! Отправлю папу за тортиком!
— Угу… — сказала я и с силой вдавила пальцем кнопку отбоя на телефоне.
Позже, уже у родителей, я, уставившись в бокал с безнадежно остывшим чаем, рассказала им все, что могла. Конечно, гораздо более безопасную версию. Не знаю даже, что они поняли, кроме того, что мой лучший друг погиб, а еще то, что их дочь безнадежно влюблена в своего командира. Но и этого вполне было достаточно для того, чтобы мне стало легче.
— На кафедру я не вернусь, — подвела я итог.
— Я понимаю, — сказала мама. — А какие вообще планы?
— Не знаю, — честно призналась я.
Спать я собиралась лечь в своей старой детской комнате. Здесь все не сильно изменилось с тех пор, как я была ребенком. Все так же стояли на полках мои книжки, куколки в сарафанах, которые я сама им сшила когда-то, сидели на комоде. Мой старенький компьютер по-прежнему стоял на столе.
— Мам, — крикнула я, — сеть есть?
— Да. Хочешь посидеть?
— Немножко.
Я включила комп, залезла на свою страничку в Подружки. Посмотрела новые фотки Милы. Оказывается, пока я отсутствовала, она не скучала. Несколько фотографий запечатлели ее в ночном клубе, я без энтузиазма перелистывала их, пока не наткнулась на Милу в обнимку с Сержем. Внутри сразу же стало так пусто. Так пусто…
«Не реветь!» — приказала я себе: «Больше ты никогда не будешь реветь!»
Я сидела, уткнувшись взглядом в экран. Идти спать я боялась — боялась остаться наедине со своими мыслями. Я чем еще заняться?
Тут я кое-что вспомнила. У меня же есть банковская карточка. Надо посмотреть, сколько я заработала. Это было очень слабое любопытство, но хоть не совсем пустота.
Я вытащила карточку из сумки, залезла на страничку банка. Веб-камера просканировала сетчатку моего глаза, и я получила доступ к своим счетам. Посмотрела на экран, моргнула и протерла слезящиеся глаза. Потом снова попыталась пересчитать нолики. Ноликов было неприлично много, и как я ни моргала, немыслимая сумма на моем счете никак не хотела меняться.
Не сразу я заметила в правом углу экрана мигающий конвертик. Какое-то сообщение. Кто мне мог его оставить? Не задумываясь, я щелкнула по конвертику, пробежала глазами первую строчку и…
И мир вокруг меня вспыхнул ослепительными красками, полный любви и жизни.
«Привет, Финик! Не удивляйся, и не падай в обморок, прошу тебя. Это лишь письмо из прошлого. Я пишу тебе это, сидя в каюте Бакли, а ты в это время спишь в нашей.
Думаю, ты уже знаешь, что я придумал. Еще я надеюсь, что успел рассказать все о себе. И еще надеюсь, что не очень тебя напугал. Знаешь, я уверен, что попросил у тебя прощения. И может быть даже не один раз. Но ты, конечно, меня не простила и ужасно зла на меня. Поэтому я и в третий раз попрошу у тебя прощения. Прости, Финик. И не злись.
Я до сих пор не могу поверить, что Юлиус задумал сделать это. Взорвать всех. Невозможно. Я не дам ему это сделать. Просто открою завтра шлюз, пока все будут на общем собрании. Это даст мне выиграть время. Потом попрощаюсь с тобой. Поговорю с Юлиусом. И просто уйду. Никто не умрет. Я надеюсь.
Если что-то пойдет не так, и у меня будет слишком мало времени, чтобы сказать тебе… Я не исключаю даже варианта, что мне придется погибнуть. Да. Только, умоляю, не реви, мой мужественный покоритель космоса. Так вот, я хочу тебе сказать: Будь счастлива, пожалуйста, ради меня. И если я все же погиб, то тем более. А то в самом деле, обидно мне будет. И прошу еще об одном: помнишь наш разговор той ночью? Теперь, когда у тебя есть деньги, ты можешь получить любое образование, какое только пожелаешь. Не останавливайся. Иди к своей мечте. Ведь на самом деле, нет ничего невозможного в этом мире! Или ты еще в этом сомневаешься?
Кстати, о деньгах. Не удивляйся. Мне помог «дух корабля». Это я шучу. Дух корабля на самом деле наш друг Бакли. Он талантливый программист, и у него большое будущее, я в этом уверен. Я никогда тебе не говорил, но ведь это из-за меня он оказался на Экспрессии. Я нашел его на Альфе, когда мне нужны были липовые документы, ведь сама понимаешь, у меня не было никаких. Помню наш разговор в космопорту. Он был очень удивлен моим желанием вызваться добровольцем. Спрашивал, зачем мне это нужно. Пришлось наврать (о, как чудесно это у меня теперь получается!) о том, что хочется чего-то большего, о том, что любой человек, даже совершенно непримечательный на первый взгляд, может изменить ход истории. Я талантливый врун, правда? И он теперь тоже на шатле. Он, конечно, думает, что я просто мальчишка, у которого неприятности с законом. Но, так или иначе, молчит.
Я снова попросил его помочь мне, и Бакли написал, как он выразился «программульку», маленький вирус, который внедрился в «мозг» нашего корабля, и как только Экспрессия окажется на Альфе, программулька эта выйдет в сеть, переведет деньги с моего счета на твой, а заодно отправит это сообщение. Которое я уже больше получаса набираю двумя пальцами. Видишь, на какие мученья я иду ради тебя, птенчик! Шутка, шутка! Не реветь!
Мне деньги не нужны, а ты их честно заработала.
Наверное, я уже все сказал, что хотел. Кроме одного! Если ты еще переживаешь по поводу Юлиуса. Не переживай! Он тебя очень любит. Я точно знаю, что говорю. Но пока он твой командир, он будет пытаться это скрыть ценой титанических усилий. Это всё его гиперответственность. Если он вдруг поддастся чувствам и обнимет тебя, но потом будет считать себя чуть ли не предателем рода человеческого. Смешные вы все-таки люди. Иногда делаете важным то, что не имеет цены. И не замечаете того, что бесценно.
Бакли дрыхнет рядом на койке. Устал дожидаться, пока я закончу писать.
Сейчас я вернусь к тебе, мой теплый маленький птенчик, обниму и согрею. И буду чувствовать, как бьется твое сердце. И оно будет биться еще долго-долго, я тебе обещаю.
Как там принято у людей заканчивать письма? Юлиус рассказывал мне. Кажется, надо написать: «Целую. Твой Джаспер». Но мы, жуткие чудовища, не столь сентиментальны. И я буду верен себе. Кусаю тебя за носик. Твой Джаспер.»
Я перечитывала письмо снова и снова. Слезы катились по лицу, но это больше не были слезы отчаянья. Словно разжалась холодная рука, сжимающая мне сердце.
Некоторое время спустя я смогла немного успокоиться, вытерла глаза и решила пробраться на кухню, попить чаю, в горле пересохло.
На кухне, тихонько, как мышки, сидели родители, так что я даже испугалась: свет был приглушен, и я совсем не ожидала застать их там. При виде меня они замолчали и посмотрели виновато. Все ясно, строят заговор по спасению дочери от депрессии. Я села напротив, на свободный стул.
— Дорогие родители, — сказала я, — не волнуйтесь за меня, пожалуйста. У меня все будет хорошо. Я теперь знаю, чем буду заниматься дальше.
— Чем же, моя хорошая? — спросила мама осторожно, видимо предчувствуя ответ с подвохом.
— Я хочу поступить в Звездную Академию. Буду астронавигатором. Девушек — космических офицеров не бывает. Девушки — астронавигаторы тоже редкость, но я буду одной их них.
— А ты уверена? — еще более осторожно спросил папа. — С физикой и математикой у тебя всегда было не очень.
— Да. Я знаю, — мужественно созналась я. — Но за год я успею подготовиться. Буду заниматься с лучшими репетиторами. Деньги у меня есть.
Мама с папой переглянулись. На их лицах ясно читались их мысли, примерно такие: «У нее не получиться. Только лишние переживания. Это не ее. Надо ее отговорить».
Я видела это так ясно, словно они мне сейчас сами это говорили. Впрочем, папа даже уже открыл рот, чтобы начать меня разубеждать. Но я его опередила:
— Знаете, дорогие мои родители. Мой друг сказал, что нет ничего невозможного в этом мире. И знаете, я, в свете некоторых событий, склонна ему верить. Я твердо решила поступить в Звездную Академию, и я туда поступлю.
И я встала, собираясь пойти в свою комнату, чтобы больше не дать им возможности меня отговорить.
В эту секунду в домофон позвонили.
— Кто это так поздно? — удивилась мама.
— Не так уж и поздно, только восемь часов вечера. — возразила я на автомате, а в голове тоже кружилась мысль, кто же это может быть.
Папа пошел отвечать, а мы следом за ним.
— Кто там?
— Меня зовут Юлиус Шеман. Мария у вас? Я хотел бы с ней поговорить. И с вами, конечно.
Папа, выслушивая за ужином мои страдания, нахмурившись, смотрел в одну точку. Он ничем не мог мне помочь. Сейчас же я увидела, как он неосознанно распрямил плечи, и даже голос у него стал увереннее.
— Ну что же, заходи, — сказал он, выразительно глядя на нас с мамой, мол, не выгонять же человека, приехавшего в такую даль.
— Ой! — сказала мама. — Я же в халате.
И убежала переодеваться. Я тоже пошла к себе, сняла пижаму, в которую успела переодеться, натянула старенькие бриджи, мятую футболку. Мне было все равно. Что он может мне сказать?
Когда я выходила из комнаты, я как раз застала его, входящим в дверь. Он был совсем на себя не похож. Форму сменила гражданка, непривычно было видеть его в рубашке с геометрическими узорами и светлых брюках. Еще он подстригся. В руках Юлиус держал бутылку вина и букет цветов. Я даже притормозила от неожиданности. Он встретился со мной взглядом, и я поняла, что он очень волнуется.
Так бы мы и стояли, глядя друг на друга, но тут мама выплыла из комнаты, в легком платье, благоухая духами, и взяла все в свои руки.
— Здравствуйте, Юлиус, — сказала мама, утонченным жестом хозяйки направляя его в гостиную. — Я много о вас слышала.
В гостиной, пока мама с Юлиусом вели светскую беседу, я напряженно думала о том, зачем он пришел. И в конце концов не выдержала.
— Командор, Шеман, разрешите обратиться, — сказала я, вложив в эту фразу все свое ехидство, я была очень на него обижена, — о чем вы хотели поговорить с юнгой? Какие-то незаконченные дела?
Юлиус посмотрел так, словно я его ударила, и мне тут же стало нестерпимо стыдно. Но зачем он приехал? Продолжать мучить меня?
— Ты больше не юнга, Мария. А я не твой командир.
— И?!
Пауза затянулась, ни он, ни я не могли первыми преодолеть молчание. Родители переглянулись поверх наших голов и поспешили оставить нас наедине. Но стены давили на меня, и даже как будто не хватало воздуха.
— Пойдем прогуляемся, — коротко сказала я, устремляясь к выходу. Сдернула с вешалки ветровку: лето заканчивалось, и вечер был уже по-осеннему прохладен.
Наверху, на крыше многоуровнего улья, в котором жили родители, был разбит небольшой сквер, очень уютный. Так что жителем верхнего яруса не нужно было тратить несколько часов на поездку в скайнлайне, чтобы насладиться природой. Здесь был даже небольшой пруд, окруженный деревцами, скамейки рядом с ним. В этот поздний час, а уже почти стемнело, в сквере почти никого не было. Только несколько ребятишек под бдительными взглядами двух мам и двух кибернянь с радостными криками катались с горок. Да неподалеку, на скамеечке, сидела пожилая пара, молча глядя на воду пруда, пожимая друг другу руки.
Я выбрала скамейку в укромном уголке, под старой ивой. Еще одно дерево с Земли. Ее ветки склонялись над скамейкой, укрывая ее от посторонних глаз. Я взобралась с ногами, укрыв их курткой. Юлиус сел рядом. Мы молчали, глядя сквозь опущенные ветви на небо. Звезды были такими яркими, что даже огоньки челноков скайлайна не могли притушить их сияния.
Вселенная, безграничная и вечная, смотрела на нас миллионами своих глаз.
— Он был лучше нас всех, — тихо сказала я. — Поверил твоим сказкам. Откуда ему было знать, что люди не такие. Друзья предают. Любимые забывают. А он был верен до конца.
Я посмотрела на Юлиуса.
— Но может быть, человечеству повезло. И самому кошмарному чудовищу встретился человек, который тоже был честен. И знал, что сострадание и любовь не просто слова в нашем языке. Ты такой, Юлиус. Поэтому, наверное, я и люблю тебя так сильно.
Юлиус, сидевший с опущенной головой, вздрогнул и посмотрел на меня.
— Любишь? — повторил он вслед за мной, словно не поверив в то, что услышал. — Все еще?
Я улыбнулась печально.
— Вопрос в том, любишь ли ты меня?
Юлиус притянул меня к себе, обнял, уткнувшись носом в затылок, я чувствовала его теплое дыхание.
— Человечеству повезло с тобой, — сказал он. — И мне никогда не разгадать этой тайны. Их победила одна маленькая хрупкая девчонка. Пандора заражена вирусом. Вирусом любви и человечности. А от этой болезни спасения нет. Мы ведь никогда не вылечимся, да?
Я запрокинула голову, он поцеловал меня в лоб.
— Да, — подтвердила я.
И больше ничего не нужно было говорить, так как все было понятно без слов...




Какие все же догадливые вы, мои читатели! Почти сразу же стали догадываться, кто это :)) И как я только вас не путала и не пыталась скрыть!
Зато теперь можно посмотреть на все события совсем в ином свете :) Я так развлекалась, когда перечитывала свою повестишку.
Например:
"— Ну как можно быть таким толстокожим? Опасность не только на Пандоре! Ты же видел коридор, где что-то прячут. Опасность прямо здесь!
Джаспер хихикнул. Это он специально, чтобы меня позлить! "
Ну, конечно, ему было смешно осозновать, что опасность прямо здесь, а именно сидит на соседней койке :))
Или почему он все время просит Мурку не бояться :) И другие моменты...
Буду рада, если напишете впечатление в целом, какое осталось. А еще, надеюсь, что достаточно ясно мне удалось прояснить все загадки.

Tags: изба-читальня, мое творчество, птичка_и_радуга
Subscribe

Posts from This Journal “изба-читальня” Tag

  • ДР ))

    Друзья, если кто-то вдруг захочет поздравить меня с днем рождения, то можно сделать это здесь.)) Заранее всем огромное спасибо! И спасибо всем, кто…

  • Грелочный рассказ. Перезагрузка

    Что-то никак ручки не доберуться выложить рассказ, хотя Грелка уже сто лет как закончилась. В общем, не судите строго. )) Могло быть лучше. Есть…

  • Девочка, которой не было

    Неделю назад я пыталась вас заинтриговать новым анонсом. Пришло время открыть карты. Дружный авторский коллектив из десяти человек (и я в том числе)…

  • Разыскиваются жестокие бета-ридеры :)

    Друзья, мы вот с жж-другом - писателем Алексеем Варфоломеевым al_kap пытаемся в соавторстве написать маленькую повесть. Начало вот оно,…

  • Рассказ Колфана. Я здесь

    Конкурс "Колфан" сегодня завершился, мой рассказ занял пятое место в финале. Я очень рада, даже не ожидала, если честно. Рассказ решила…

  • Смертная казнь (Обещанный рассказ с Грелки)

    Как и обещала, если не пройду в финал - сразу выложу. Как выяснилось позже, многие за мой рассказ все же голосовали, и когда я призналась, что…

  • Воображаемый друг. Часть четвертая. Рассказ.

    Ну, вот и финал. Спасибо всем, кто путешествовал со мной :)) И спасибо всем за вдохновляющие комментарии, после которых хочется творить и творить…

  • Воображаемый друг. Часть третья. Рассказ.

    Выкладываю продолжение. Спасибо всем, кто читает :)) Начало можно почитать по тегу "воображаемый_друг". Завтра будет окончание, не хочу…

  • Воображаемый друг. Часть вторая. Рассказ.

    Друзья, извините, обещала выложить продолжение еще вчера, но у меня вчера был просто ужасный день! Такое ощущение, что пятницу 13-е, случайно…

promo vixymixy september 9, 2015 19:05 136
Buy for 30 tokens
Ура!! Моя детская книга - сказка "Грэсси, который живет под кроватью" появилась на Литрес. Вот здесь можно посмотреть, скачать совершенно бесплатно фрагмент, а если понравится, то и купить. Кликните по картинке: Главы, которые я раньше публиковала в ЖЖ, пришлось убрать из общего…
  • Post a new comment

    Error

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

    When you submit the form an invisible reCAPTCHA check will be performed.
    You must follow the Privacy Policy and Google Terms of use.
  • 106 comments
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →
Previous
← Ctrl ← Alt
Next
Ctrl → Alt →