?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Извините, задержалась сегодня с обещанным финалом! Каникулы и дочь засела за компьютер, хоть ломиком ее выковыривай :)) Но все уже удалось ее уговорить пусть меня ненадолго.

Вот уже и конец :) Если не получится уложиться в один пост, то разобью на два, но оба выложу сразу. (Да, не получилось в один, пришлось разбить...)
Если кто-то хочет еще почитать книжечку, то это легко можно сделать по тегу "птичка_и_радуга".

Птичка и радуга. Часть десятая. Стань чьей-то радугой...

Мы шли по направлению к лифту. Мимо спешили люди, занятые своими делами. Удивительно, как жизнь быстро возвращается в привычное русло.
— Ты такой фантазер, Джаспереныш. И конспиратор. Но я, так и быть, послушаю, — смилостивилась я.
На палубе С мне опять стало немного не по себе. Но я заставляла себя не думать о Бакли. «Не смей о нем вспоминать!» — приказывала я себе. И, конечно, это был самый непродуктивный способ о нем забыть, но другого в голову сейчас просто не приходило. «Не думай о Бакли!» — уговаривала я свой разум.
Тут дверь в одну из кают открылась, и из-за нее появился Бакли.
Иногда, в самых страшных кошмарах, мне снилось, что он невыразимого ужаса я не могу кричать, а только разеваю рот и сиплю, как котенок. В реальности же мне прекрасно удавалось и визжать, и орать, и лить слезы в три ручья… До этого момента. Потому что сейчас я почти физически ощутила, как будто тяжелая рука легла на грудь, в одну секунду выдавив весь воздух из моих легких. Я попыталась слиться со стеной и только молча открывала и закрывала рот.
— Привет, — сказал «Бакли» своим тихим голосом. — А я тебя ищу.
— Ну вот. Нашел. И что теперь? — выдержке Джаспера я могла бы позавидовать, если бы в этот момент могла чувствовать хоть что-то, кроме безграничного ужаса.
— Пойдем со мной, — сказал Бакли.
— Куда?
— Наружу. Я тебе хочу кое-что показать.
— Шлюз охраняют. Нам не выйти.
— Уже не охраняют. У нас есть время.
Я переводила безумный взгляд с одного на другого, и вдруг поняла, что Джаспер нарочно подыгрывает ему. Хочет увести его с корабля. Хочет спасти нас, чтобы исправить свою ошибку.
«Не смей!» — хотела крикнуть я, но легкие так и не смогли набрать достаточного количества воздуха, и я только слабо пискнула. Я схватила Джаспера за руку, но он мягко освободился.
— Все хорошо, Финик. Ты видишь, это наш друг, Бакли. Он хочет мне что-то показать. Не волнуйся, я скоро вернусь.
Он на секунду отвел взгляд от Бакли и посмотрел на меня. И по его глазам я сразу же все поняла: он прощался.
«Бакли» кивнул подбородком в сторону лифта, и Джаспер пошел за ним.
До шлюза быстрее всего можно было добраться не внутреннем лифте, связывающем палубы, а на аварийном, связывающим каждую палубу со шлюзами. Аварийный лифт находился чуть дальше, за поворотом. И вот тогда, когда Джаспер почти скрылся за этим поворотом, у меня словно лопнуло что-то внутри.
— Нет! — крикнула я, бросившись за ним вдогонку, и твердо решив в эту секунду, что один он не уйдет.
— Я с вами, — твердо сказала я. — Я тоже хочу посмотреть.
— Финик! Не смей! Немедленно возвращайся в каюту! — угрожающе сказал Джаспер своим самым грозным голосом. Но уже ничего в этой жизни не могло больше меня напугать.
— Ну, как вижу, веревки у тебя с собой нет. Ремня тоже. Так что ни связать, ни выпороть ты меня не сможешь. Я иду с вами.
Джаспер посмотрел на «Бакли», на меня, злобно сощурился, но сказал только:
— Обещай меня слушаться там, снаружи.
— Вот еще! — сказала я.
На том и порешили.
У шлюзов действительно никто не дежурил. Не хотелось думать — почему, хотя все и так было ясно.
— Интересно, пока шлюз будет открыт, не заявятся ли новые гости? — озвучила я свои опасения вслух.
— Нет, — сказал «Бакли».
Но с ним в диалог я вступать не хотела. Джаспер уже набирал команду на пульте.
— У нас десять секунд. Выбегаем. Шлюз автоматически закроется.
— А обратно как?.. Ой, простите, это я, не подумав, спросила…
И вот я на Пандоре. Только сейчас ощутила это в полной мере. Вдыхаю ее свежий воздух, только теперь понимая, каким затхлым был воздух на корабле. Еще темно, но по светлеющему вдалеке краешку неба можно догадаться, что скоро рассвет.
Совсем рядом высится громадина «замка», и уже можно рассмотреть его необычную форму. Не знаю почему, но мне это сооружение больше напомнило сильно вытянутый вверх цветок лотоса с огромным количеством лепестков. Причем нижние лепестки были открыты, но чем выше, тем больше они поднимались, прилегая к стволу, а верхние были совсем сжаты.
— Это не замок, — сказала я. — Это цветок. Посмотри, как их здесь много, и все разного размера. Мне кажется, они растут сами, из земли…
Насколько мне хватало глаз, всюду, на многие километры вперед, вся земля была покрыта такими замками-цветками. Некоторые были гигантские, другие же словно только начинали расти, выставив из земли острые вершины. Я не заметила никакой системы в их расположении, они «росли» как угодно, без всякого смысла.
— Это никакой не город, — тихо сказала я. — Это поле.
Я так увлеклась созерцанием невиданной красоты, что совсем забыла про «Бакли».
— Выключи это, — сказал он Джасперу, показывая на браслет.
— Размечтался, — ответила я за нас двоих. — Иди, откуда пришел!
— Ты мне мешаешь, — сказал «Бакли», даже не поменяв интонацию, все таким же мягким голосом. Поэтому я не ожидала, что в следующую секунду он на меня кинется. Не как сущность, а просто как человек: музыка мешала ему сменить ипостась. Он подмял меня под себя и пытался содрать браслет. Я царапалась и кусалась, но уже почти начала задыхаться под его весом, не видя и не слыша ничего. Потом вдруг почувствовала, что руки его разжались, и открыла глаза, оказывается, Джаспер сцепился с этим… с этой… Неважно. Я присмотрела камень потяжелее и собиралась с силами опустить его на голову «Бакли».
— Брось его! — прохрипел Джаспер. — Это бесполезно. Ему вреда не причинить! Беги!
— Нет!
— Беги, глупая девчонка! Я догоню! Обещаю!
И я побежала вперед, ничего не видя перед собой. Ничего не понимая. Джаспер действительно догнал меня, когда я уже почти выбилась из сил, схватил за руку и потянул за собой. Мы бежали еще долго, прежде чем смогли остановиться.
— Я вырубил его. Но это ненадолго. Музыка не давала ему измениться, но как только мы отойдем на достаточное расстояние, он вернется в прежнюю форму.
Но я почти не слушала.
— Где наш корабль? — в панике прошептала я. Я совсем не запомнила дороги, когда бежала, и теперь, за стеной гигантских замков-цветов нашу Экспрессию было не разглядеть.
Джаспер взял меня за плечи и заглянул в глаза.
— Феникс, послушай. Я знаю, что надо делать. Только не бойся и делай, что я скажу. Нам надо взобраться на тот замок. Видишь, наверху вход?
— Если честно, ничего не вижу!
— А я вижу! Так какое-то время мы будем в безопасности.
— Не хочу никуда лезть, — сказала я, стуча зубами.
— Надо. Ты первая. Я сзади буду тебя страховать.
Первые лепестки преодолеть было легко — они располагались почти параллельно земле, но чем выше, тем сложнее становилось удерживаться. На ощупь лепестки были очень гладкие, даже ухватиться не за что, а края очень острые.
— Я не смогу! — протестовала я сквозь слезы. — Очень высоко!
— Вход не так уж высоко! Осталось чуть-чуть! — подбадривал Джаспер, подсаживая меня за талию на следующий лепесток. — Посмотри, совсем рядом.
Теперь и я увидела его. К счастью, карабкаться надо было не на самый верх, а только до середины цветка, вход был всего лишь треугольной дырой, образовавшейся от того, что один из лепестков оторвался. Хотя сложно было представить, как такая глыба может оторваться. Внутри было совершенно темно. Я засмотрелась и слишком поздно поняла, что мои пальцы соскользнули. Я несколько раз взмахнула руками, ноги потеряли опору, и я поняла, что падаю.
— Я падаю! — только и успела крикнуть я.
И в ту же секунду почувствовала, как меня сзади обнял Джаспер. Он держал меня крепко-крепко и падал вместе со мной. Я ничего не успела понять, как мы уже лежали на земле.
— Не ушиблась? — спросил он.
— Нет, кажется…
Я тихонечко сползла и присела рядом на колени.
— Голова кружиться. А ты как?
Джаспер продолжал лежать, и я услышала, как тяжело он дышит, а в груди у него как будто что-то булькает.
— Джаспер! Миленький! Не пугай меня! Ты сильно ушибся?
Я потянула его за руку, пытаясь поднять с земли. Джаспер, не удержавшись, застонал, и я увидела, что из уголка его рта тянется ниточка крови. У меня сердце пропустило несколько ударов, и в голове потемнело.
— Джаспер, не молчи! Ты как?
— Финик, ты только не бойся… Я спиной… упал… на что-то острое. Кажется, меня пропороло насквозь… Не ожидал, что будет так больно…
Джаспер бледнел на глазах, и слова давались ему с трудом. Я увидела, что из-под его спины прямо по песку бежит тоненький ручеек крови.
— Джаспер, мой хороший! Продержись чуть-чуть! Я сейчас сбегаю за нашими на Экспрессию. Они тебя вылечат, будешь, как новенький. Потерпи немножко!
Я погладила его по холодной влажной щеке. Светлые волосы моего друга слиплись от пота, он тяжело дышал, и я прекрасно понимала, что долго он не протянет. И если я сейчас побегу за помощью, он просто умрет здесь один на этой проклятой планете. Да и куда бежать? Я по-прежнему не знала, в какой стороне Экспрессия.
Мой друг, невыносимый временами и смешной, занудный и добрый, мой неунывающий оптимист лежал сейчас в луже собственной крови и умирал. И это я была во всем виновата. Он спасал меня и погибнет теперь.
Я взяла его руку и прижала к своей щеке. Рука была холодна, как лед.
— Финик, прости меня… Послушай, чтобы не случилось, не бойся. Все будет хорошо…
— Джаспер, миленький, не умирай! Ну, пожалуйста!
— Послушай меня, птенчик… Я совсем не хотел тебя пугать… Поверь… Но мне больше не продержаться… Никак… Прости…
Он вздрогнул несколько раз, и его рука, судорожно сжимавшая мою, вдруг обмякла. И я поняла, что…
А в следующее мгновение мир перевернулся. Мой мир перевернулся. Потому что Джаспер превратился в темное облако, которое быстро светлело, растекаясь по камням. Стало прозрачным. И на земле передо мной не осталось ничего, даже капельки крови. В душе была звенящая пустота. Я так и продолжала сидеть, глядя на острую верхушку проклюнувшегося «ростка», именно на него упал спиной Джаспер. Вернее… Не Джаспер? Но как такое возможно?!
И вдруг он появился метрах в трех от меня. Такой же, как был. Черная форма помята, но совершенно не порвана, от бледности не осталось и следа. Вполне так здоровенькое… Чудовище.
Я медленно начала отползать в сторону замка, скорее инстинктивно, так как моя скорость в данном случае не имела никакого значения. Он был быстрее и сильнее меня.
— Ты убил моего друга, — сказала я. — Сначала Бакли. Теперь его. А сейчас убьешь меня. Если тебе не очень сложно, то сделай это быстро.
Выражение лица Джаспера, пока я говорила, было странное. «Бакли» был безразлично отстраненный, у Джаспера же на лице сменилась целая гамма чувств, но преобладало виноватое выражение, так хорошо мне знакомое: брови домиком, глаза грустные. И как им удается, в конце концов! Чудовища проклятые!
Джаспер осторожно пошел ко мне навстречу, подняв ладони.
— Только не бойся, прошу! Твой страх как запах крови для хищника. Могут прийти остальные. Хотя они и считают тебя моей добычей, но все же…
— Не хочешь делиться? — иронически осведомилась я.
И тут, совершенно неожиданно, монстр захохотал самым что ни на есть настоящим Джасперовым смехом.
— Финик! Я ведь обещал тебя не есть! Помнишь?
— Это был не ты! — крикнула я. «Не смей притворяться им!» — кричало все у меня внутри: «Не смей!»
— Ты меня не поняла! Это я! С самого начала был я! Никто не понял. Даже Юлиус, а ведь он хорошо меня знал. Поверь, я не причиню тебе вреда. Все, что я тебе говорил — правда!
Вот сейчас бы самое время грохнуться в обморок. С каким бы удовольствием я сейчас развалилась на земле, не думая не о чем, и ничего не чувствуя. Но глупое сознание продолжало настырно присутствовать в теле.
Джаспер же уже подошел совсем близко, так, что я могла протянуть руку и дотронуться до него. Что я и сделала. Потрогала его за руку. Теплая. Заглянула в глаза. Фиолетовые, такие же, как прежде.
— Джаспер, как ты мог?
— Ну прости, Финик…
И мы обнялись. И стояли так довольно долго. В голове у меня теснилось множество вопросов, но боялась их задавать. Я не знала с чего начать. Но Джаспер заговорил первый:
— Нам все равно нужно попасть во внутрь… В твоем языке нет подходящего слова, пусть будет «цветок». Во внутрь цветка. Там безопасно для тебя. И будет время все обсудить. Я вообще-то и хотел тебе все рассказать, но обстоятельства ускорили процесс.
Я снова представила лежащего в луже крови Джаспера и мотнула головой, прогоняя неприятное видение.
— Снова туда лезть? — тоскливо спросила я. — Опять же грохнемся.
Джаспер усмехнулся и сказал:
— Да. Было весело. Но больше не хочется, ты права. Так что, если ты не против, поступим иначе.
И он проделал забавную штуку, отрастил у себя две пары рук. Крепко обнял меня и очень быстро взобрался по лепесткам. Я даже не успела испугаться, как мы уже стояли у входа.
— А там что?
— Ничего. В твоем представлении. Но для меня многое. Это мой дом.
— Твой дом?! Лично твой?! Ты не шутишь?
— Совсем нет. И не просто дом. Моя колыбель.
— Вот тут не поняла.
— Это долго рассказывать. Давай спустимся. Обещаю все объяснить.
Джаспер снова обнял меня и спрыгнул вниз. Я ожидала, что пол больно ударит по ногам, но ощущение было будто приземлилась на резиновый батут: поверхность мягко пружинила под ногами. И, как только мы оказались внизу, стены начали неярко светиться, так что скоро я смогла рассмотреть лицо Джаспера и помещение вокруг. Это была круглая комната, довольно большая, как раз по диаметру цветка. Совершенно пустая. А стены, оказывается, мало того, что светились, они еще являлись зеркалами, правда, отражение передавали не четко, а как сквозь туман.
— Необычно, — сказала я. — Даже столика нет.
— Обычно я здесь не ем.
— Ха-ха! Не смешно!
Но Джаспер все равно засмеялся. Потом плюхнулся на пол и с видом гостеприимного хозяина сделал приглашающий жест, мол, располагайся, ни в чем себе не отказывай. Пол был теплый, так что сидеть на нем было довольно уютно, но я все же придвинулась Джасперу под бочок.
— Ты что, боишься?
— Немножко.
— Чего же?
— Тебя! Так что давай, обнимай меня и рассказывай свои ужасы.
Он обнял меня тихонько за плечо.
— Так лучше?
— Да. Так ты… значит…
Я не могла произнести это вслух.
— Так значит это ты, — выдохнула я.
— Да.
— С самого начала? И не было никогда никакого Джаспера?
— Да. Я сам себя придумал. Уроженец Дориана, восьмой ребенок в семье. Ловко я провел Юлиуса? Он бы ни за что не догадался. Даже заглянув в ящик, он подозревал кого угодно, но не меня.
— Но как такое возможно? Ведь ты..вы… можете только повторять, а не… — Я задумалась, подбирая нужное слово.
— А не творить, — подсказал Джаспер. — Это сложно объяснить. Я расскажу тебе кто мы. Не бойся. (Это Джаспер почувствовал, что я вцепилась ему в руку.) Ты здесь в безопасности.
— Да. Рассказывай.
— Этот замок, дом, цветок, называй, как хочешь, на самом деле еще и моя колыбель. Я родился здесь. Нет не так. Появился здесь. Мы появляемся внутри таких колыбелей, растем с ними из земли. Когда цветок созреет и откроется, мы выходим в мир и осознаем себя. Сначала мы пустые, мы лишь сгусток сознания. Но, когда мы впервые появляемся снаружи, наши собратья напитывают нас своей сущностью и так появляется разум…
— А проще можно? Ничего не поняла.
— Прости, Финик. Проще… Много веков назад я вылетел из цветка, мои собратья объединились со мной, ну, пролетели сквозь меня, и передали мне все свои мысли, весь опыт, накопленный нашим народом, всю нашу историю. Через считанные секунды я был зрелой, самостоятельной личностью, владеющей всей информацией.
— Бедный мой Джаспер. То есть ты родился из камня, у тебя никогда не было мамы и папы. Никто тебя не любил. Пролетели разочек через мозг и все, живи, как знаешь. Как грустно…
— Мы другие. Я никогда не хотел чего-то иного. И не представлял, что может быть по-другому, пока…
— Пока тебя не поймал Юлиус.
— Да. Понимаешь, я ведь, правда, отправлен был с миссией изучить человечество, узнать его слабое место, чтобы потом можно было с легкостью завоевать его. В общем-то, только одно стояло у нас на пути — музыка. Была в ней какая-то сила, которая держит нас сильнее любых наноматериалов.
— Ну да, я знаю. И ты в конце концов эту загадку разгадал. Что, человечеству пора писать завещание?
Джаспер невесело усмехнулся.
— Мы бы ведь тогда с тобой сейчас не разговаривали, правда? Финик, не перебивай что ли, мне и так тяжело. Понимаешь, Юлиус приходил ко мне каждый вечер, рассказывал мне о вас. Рассказывал сказки, словно я был ребенком. Рассказывал вашу историю. Я постепенно учился видеть человечество его глазами. И, может быть от того, что сам в этот момент был маленьким теплокровным страдающим существом, слова «любовь, доброта и сострадание» не были уже для меня пустым звуком. Ты помнишь сказку про Джинна из «1001 ночи»? Когда Джинн, томясь в бутылке, думает о том, что если спасут его сейчас, он осыплет своего спасителя сокровищами, потом, спустя время, думает о том, что оставит этому человеку жизнь, а в конце, измучившись ожиданием, клянется, что убьет того, кто, наконец, вызволит его. А со мной было наоборот. Я думал сначала, что скоро выберусь, и тогда ничто не спасет человечество. Позже, спустя год или больше, думал, что, возможно, оставлю человечество в покое. А под конец моего заключения уже точно знал, что не причиню людям никакого вреда. И тогда я понял, что такое музыка.
— И что же?
— Музыка — это творчество. Это создание чего-то нового. Способность видеть то, чего нет. Я понял это только тогда, когда любовь, сострадание и другие человеческие ценности прочно пустили корни в моей душе. Наверное, потому что они неразрывно связаны с творчеством. Это волшебный дар, которым мы никогда не обладали. Удивительно, но я ведь даже сначала соврать не мог на простейшие вопросы. Горе-шпион. Вот так. Смешно получилось. Разгадал секрет музыки и смог ее одолеть только тогда, когда не хотел уже уничтожать человечество.
— Но почему же тогда ты так рвался на Пандору?
— Почему? Да я уже сказал Юлиусу. Я долго не смогу себя контролировать на свободе, где так много добычи. Где я могу почувствовать чей-то страх и не совладать с собой. Я ведь все же ужасный хищник, и этот хрупкий мир мне чужой.
— Значит, ты всего лишь хотел защитить нас от самого себя. А Юлиус думал, ты ему угрожаешь.
— Да. Я понял. Но его сложно упрекнуть. Он видел, каким беспощадными мы можем быть.
— Но назад ты решил лететь свободным.
— Да. Знаешь, надоело сидеть в замкнутом пространстве три года. Хотелось долететь с комфортом.
Он улыбнулся.
— И тогда ты придумал Джаспера, — сказала я Джасперу, заглядывая в его прелестные миндалевидные фиолетовые глазки. — У тебя здорово получилось.
— Спасибо. Я старался. Ты ведь и правда никогда бы не подумала?
— Правда. До последней секунды не сомневалась… Но почему же ты мне раньше не сказал?
— Я пытался несколько раз. Помнишь, тот день, когда мы спустились на палубу F? Я хотел тебе открыться, но ты так ужасно испугалась при виде того коридора, что я даже представить себе не мог, что случилось бы, начни я пытаться рассказывать!
Я отчетливо вспомнила тот день и палубу F, и свой безотчетный страх. И тут же все остальные события вдруг закружились в моей голове, потом встали на места, и увидела все происходившие с нами события совсем в ином свете. И заговорила быстро-быстро, стараясь не потерять мысль:
— Конгломерат Вилор. Ты спас меня тогда не потому, что чудесным образом владеешь отмычками, а в коридоре, как по волшебству, никого не оказалось?
— Да. В коридоре было полно вооруженных людей, которые не знали, с кем связались.
— Когда мы совершали гиперпрыжок, ты, правда, стоял у моей кровати, и волосы твои развевались от ветра?
— Да. Я еще в прошлый раз обратил внимание, как влияют на нас гиперпрыжки. Если не сконцентрироваться изо всех сил на удержании формы, то меня растянет по атомам на огромное расстояние, на многие десятки километров. Очень неприятно, и долго потом назад собираться. Вот я стоял и концентрировался. Вполне успешно.
— А тогда, на следующий день после того, как Юлиус рассказал команде о первом полете на Пандору, ты удрал и прятался от меня не потому, что боялся, а потому что…
— Потому что ты боялась. И все вокруг. А я боялся не совладать с собой. Ведь я не хотел причинять никому вреда. Тем более тебе. Практически невыносимо было сидеть в двух шагах от тебя, чувствовать твой страх и пытаться тебя не съесть. Поэтому я и пытался тебя разозлить. Когда ты злилась, ты забывала про страх.
— А… — Я с трудом заставила себя говорить, сердце заколотилось в груди, как бешенное. — А О'Тул? Это ты?
— Да. Это я.
— Но зачем?! А, ладно! Все мне ясно, зачем!
— Я жалею об этом. Но тогда я с собой не справился. Говорю же, я очень опасен для людей.
— Ужас. У меня голова кругом. Слушай, но что же ты не признался Юлиусу? Ведь была же такая возможность! И он специально все затеял, чтобы вызвать тебя не разговор.
— Если помнишь, я хотел. Даже почти признался. Но он меня вывел из себя своей, как мне показалось, туполобостью. И я решил следовать своему плану.
— Вот блин, — только и смогла сказать я.
А потом, без всякого перехода, высказала внезапно озарившую меня мысль, одновременно заливаясь румянцем по самые уши.
— Слушай, а эти твои журнальчики — это как понимать? Зачем мы любовались на гологаммочек в « Сиреневом шаре»?
Джаспер широко улыбнулся.
— Часть моего имиджа. Ну, удивительно ведь было бы, если бы парень моего возраста был совершенно равнодушен к этому. К тому же это еще одна неразгаданная тайна, которая манила меня. Девушки — это совершенно непостижимые создания. Я бы точно не смог притвориться ни одной из них. Я даже понять их не могу. Логика отсутствует начисто.
— Ты их видел-то только на картинках, — пробурчала я.
— Ну, с одной-то знаком не понаслышке! Мое нелогичное загадочное создание. Кстати, я с самого начала знал, что ты девушка, потому что увидел тебя раньше, еще на Альфе, в кабинете командора. Помнишь? Это был я.
— О!! А?..
Но мой незаданный вопрос был прерван сигналом вызова, нежная тихая музыка сменилась тревожным маршем, по внутренним правилам корабля этот сигнал требовал немедленного и обязательного ответа. И я на автомате нажала кнопку связи, забыв, что таким образом посылаю на пульт управления свои координаты.
— Стой! — крикнул Джаспер, но не успел перехватить мою руку.
— Юнга Феникс Платино, где вы находитесь? — Я услышала голос командора, который звучал очень официально, видимо, вокруг было много людей. Ему хорошо удавалось скрывать свое волнение до того момента, когда данные о моем местоположении были расшифрованы, и точно указали, где я.
— Ты с ума сошел?! Что ты там делаешь?! И Джаспер с тобой?! Где, в конце концов, ваш разум?! — он кричал так, что у меня уши заложило. Джаспер страдальчески сморщился.
— Мы спрятались, — робко прошептала я, глядя на Джаспера, который яростно жестикулировал мне руками, но я не понимала, что он хочет. — Простите. Не волнуйтесь.
Вот и весь ответ, на который мне хватило фантазии.
— Так. Слушайте меня внимательно. Сидите там и никуда не выходите. Ваши координаты у нас есть. Мы за вами выходим.
И Шеман отключил связь. Джаспер устало покачал головой.
— Мой наивный самоотверженный Юлиус. Бросился нас спасать….Я думал, у нас еще есть время, но, кажется, оно на исходе. Пора уже мне спасать вас.
— Как? Ты так и не сказал.
— Все очень просто. Так же, как мы обмениваемся информацией. Я передам им все, что знаю сам, все, что я видел и чувствовал. Боюсь только, мои собратья будут сопротивляться этим знаниям…
Он на несколько секунд о чем-то глубоко задумался. Потом вдруг сказал совсем о другом:
— Помнишь, птенчик, я говорил, что мы летаем ночью по небу? Это правда. Мы тоже умеем чувствовать радость, и когда летим сквозь облака, нас переполняет это чувство. Но иногда, если очень повезет, можно пролететь сквозь радугу. И тогда чувствуешь настоящее счастье, и весь мир становится цветным, и…
Он вздохнул, не находя подходящих слов.
— Феникс, ты моя радуга. Когда ты рядом со мной, мир оживает. И я хочу творить, и любить, и оберегать. Знаешь, я не мог бы больше причинить вред человечеству. Но только ради тебя я готов пожертвовать своей жизнью, чтобы его спасти.
— Что?! Ты что?! Тебя нельзя убить! Зачем ты так глупо шутишь, Джаспер?
— Прости, птенчик. Они могут меня убить, если не захотят принять то, что я захочу им дать. Но я буду бороться до последнего, обещаю.
— Нет, нет! Прошу!
Он снова непроизвольно сложил брови домиком. И стал выглядеть как самый обыкновенный нашкодивший мальчишка. Но он не шутил, я это поняла.
Он схватил меня в охапку, и спустя несколько секунд мы уже стояли на земле.
— Финик, смотри, они появятся вон оттуда.
Джаспер указал на восток.
— Экспрессия в той стороне. Не так далеко. Вы успеете добежать. Только не останавливайтесь.
Я вдруг почувствовала, что меня до костей пробирает ледяной ветер.
— Беги! — крикнул Джаспер, раскидывая руки в стороны. — Беги, не останавливайся!
И он растворился в воздухе.
И я бросилась в сторону, куда показывал Джаспер. И действительно, вдалеке уже можно было различить силуэты людей. А фигура, идущая впереди, несомненно принадлежала командору. Они шли в боевом облачении, держа на весу оружие. Но разве все это могло защитить от НИХ?
Я бежала и махала руками, пыталась кричать: «Назад! Поворачивайте назад!» Но все звуки уносил неистовый ветер, вдруг поднявшийся вокруг. Я подозревала, что это не просто ветер, а Джаспер, окутавший меня и оберегающий, пока можно. Потом я увидела, что Юлиус меня заметил, и тут же почувствовала, что ветер выпустил меня из своих объятий, напоследок аккуратно убрав пряди моих волос с лица.
— Только не сдавайся, Джаспер! — шепнула я ему, а потом закричала изо всех сил: -Командор Шеман, назад! Все назад!
Но он, естественно, меня не послушал. Наоборот, теперь они почти бежали мне навстречу. Да, и чему я удивляюсь: разве меня кто-нибудь когда-нибудь слушает?
— Где Джаспер?
— Командор, прикажите всем отступать к Экспрессии! Джаспер — это он. Ну, ОН! Вы понимаете? Он сейчас борется за наши жизни, хочет, чтобы мы успели улететь! Послушайте меня хоть раз!
Если командор и был шокирован, то на его лице это никак не отразилось. Не знаю, что сейчас происходило у него в душе, но вслух он сказал только:
— Отступаем!
И закрыл меня своей спиной.
И мы снова побежали. У меня уже дыхания не хватало, и в боку жутко кололо, а Экспрессия была еще так далеко. В какую-то секунду я повернула голову и посмотрела назад. Там, над землей, кружились в пугающем танце черные вихри. Они то сходились, то расходились. Я смотрела всего мгновение, но мне показалось, что в эпицентре маленький, но отважный вихрь борется до конца. «Не сдавайся!» — шептала я: «Не сдавайся!»
В воздухе стоял гул, такой же, как во время грозы, мне даже иногда начинало казаться, что земля уходит из-под ног. Юлиус, увидев, что я начинаю отставать, схватил меня за руку и тащил за собой.
Мы почти добежали. Мы почти успели. Экспрессия высилась перед нами в каких-то десятках метров, когда гул вдруг стих. Мы все почувствовали, что наши тела обдало ледяным воздухом, и впереди прямо из ниоткуда стали появляться человеческие фигуры. Они появлялись и продолжили двигаться к нам навстречу, пока не подошли совсем близко. Странные это были люди, наполовину слепленные из сгустков темного тумана, лица у всех были с грубыми, резкими чертами лица, словно сделанные наспех. И все же… На такое прежде они были неспособны. Значит… Что это значит, я и сама толком понять не могла. Стояла, тяжело дыша, глядя на негостеприимных хозяев планеты, и ждала.
И вдруг они все посмотрели на меня. И меня словно молнией пронзило: у всех пришельцев были глаза Джаспера. Его чудесные фиолетовые глаза. А потом они заговорили, и эта речь звучала непривычно, один начинал ее, потом внезапно замолкал и тут же подхватывал другой, словно все они заранее знали, что надо говорить.
— Финик, не грусти… Я все равно… не смог бы… жить в этом мире… а в твоем мире я чужой… Прости и прошу… ради меня… будь счастлива…
Я всхлипнула, уткнувшись в плечо Юлиуса, и он обнял меня свободной рукой.
Один из пришельцев сделал шаг нам навстречу и сказал:
— Уходите. Мы не причиним вам вреда.
А потом они просто растворились в воздухе.
— Его больше нет, — прошептала я, и сама не могла поверить этим словам.
— Он есть, — сказал командор. — В каждом из них. Навсегда.

Окончание в следующем посте...

Posts from This Journal by “изба-читальня” Tag

  • ДР ))

    Друзья, если кто-то вдруг захочет поздравить меня с днем рождения, то можно сделать это здесь.)) Заранее всем огромное спасибо! И спасибо всем, кто…

  • Грелочный рассказ. Перезагрузка

    Что-то никак ручки не доберуться выложить рассказ, хотя Грелка уже сто лет как закончилась. В общем, не судите строго. )) Могло быть лучше. Есть…

  • Девочка, которой не было

    Неделю назад я пыталась вас заинтриговать новым анонсом. Пришло время открыть карты. Дружный авторский коллектив из десяти человек (и я в том числе)…

  • Разыскиваются жестокие бета-ридеры :)

    Друзья, мы вот с жж-другом - писателем Алексеем Варфоломеевым al_kap пытаемся в соавторстве написать маленькую повесть. Начало вот оно,…

  • Рассказ Колфана. Я здесь

    Конкурс "Колфан" сегодня завершился, мой рассказ занял пятое место в финале. Я очень рада, даже не ожидала, если честно. Рассказ решила…

  • Смертная казнь (Обещанный рассказ с Грелки)

    Как и обещала, если не пройду в финал - сразу выложу. Как выяснилось позже, многие за мой рассказ все же голосовали, и когда я призналась, что…

  • Воображаемый друг. Часть четвертая. Рассказ.

    Ну, вот и финал. Спасибо всем, кто путешествовал со мной :)) И спасибо всем за вдохновляющие комментарии, после которых хочется творить и творить…

  • Воображаемый друг. Часть третья. Рассказ.

    Выкладываю продолжение. Спасибо всем, кто читает :)) Начало можно почитать по тегу "воображаемый_друг". Завтра будет окончание, не хочу…

  • Воображаемый друг. Часть вторая. Рассказ.

    Друзья, извините, обещала выложить продолжение еще вчера, но у меня вчера был просто ужасный день! Такое ощущение, что пятницу 13-е, случайно…

promo vixymixy september 9, 2015 19:05 139
Buy for 30 tokens
Ура!! Моя детская книга - сказка "Грэсси, который живет под кроватью" появилась на Литрес. Вот здесь можно посмотреть, скачать совершенно бесплатно фрагмент, а если понравится, то и купить. Кликните по картинке: Главы, которые я раньше публиковала в ЖЖ, пришлось убрать из общего…

Comments

( 15 comments — Leave a comment )
olindom
Nov. 2nd, 2015 12:02 pm (UTC)
Какая прелесть!
Там в паре мест ошибочки, я попозже перечитаю, напишу где.
Здорово. С какого-то момента я догадалась, но прочитать было здорово.
vixymixy
Nov. 2nd, 2015 12:05 pm (UTC)
Оль, спасибо!! Там еще есть пост с самым последним финалом :)))
Я так и поняла, что все стали догадываться, с трудом удавалось молчать :)))
olindom
Nov. 2nd, 2015 12:22 pm (UTC)
Временами чуть заносило в наивность, мне помогало напоминание о времени написания и возраста писавшего.
vixymixy
Nov. 2nd, 2015 12:24 pm (UTC)
Ну это да, не без этого :)))))
Вообще, наивность моя слабая (а может где сильная, смотря как посмотреть) сторона. Получится ли мне избавиться от нее окончательно в своих произведениях? Даже не знаю...
olindom
Nov. 2nd, 2015 12:42 pm (UTC)
Там надо добавить "не" в начале, насчёт лифтов.
panda_aunt
Nov. 2nd, 2015 01:02 pm (UTC)
Фигушки вам, а не комментарий)) Убегаю читать финал!
vgannaa
Nov. 2nd, 2015 02:25 pm (UTC)
аналогично:-)
(Deleted comment)
vixymixy
Nov. 2nd, 2015 02:04 pm (UTC)
Только угрозы, только хардкор :))))
Шучу, объяснила ей, что народ продолжение ждет, она меня поняла :))
darobserver
Nov. 2nd, 2015 03:14 pm (UTC)
*всхлипывает
Я подозревала, да...
irazukan
Nov. 2nd, 2015 05:54 pm (UTC)
побежала дочитывать!!!!!!
marawarren
Nov. 2nd, 2015 09:11 pm (UTC)
Ого!Иду читать продолжение!
lareina
Nov. 3rd, 2015 12:17 am (UTC)
Грустно(
И боль, и дружба, и любовь
rider3099
Nov. 3rd, 2015 12:33 am (UTC)
Как грустно! У меня ни разу не возникло подозрений, что это Джаспер!
tvsher
Nov. 13th, 2015 05:07 am (UTC)
Ох, подозревала, что Джаспер один из них..
( 15 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com