?

Log in

No account? Create an account

Previous Entry | Next Entry

Понедельник и обещанное продолжение!

Кто еще не читал, но хочет  - добро пожаловать по тегу "птичка_и_радуга".

Птичка и радуга. Часть шестая. Шкатулка Пандоры.


Постепенно все вошло в обычную колею. Возможно все подсознательно понимали, что до прибытия на Пандору остается меньше трех недель, но, видимо думали, как и я: «Еще не скоро, еще 18 дней… Еще не скоро, еще 17 дней…», к тому же, когда занят привычным делом, кажется, что мир находится в полном равновесии, что так будет продолжаться всегда. И вот наступил день: «еще не скоро, еще 10 дней…», и привычный мир рухнул. Начала конца ничего не предвещало. Мы, как обычно, выполняли свою рутину, как всегда, в первый день недели драили палубу А. Я нагнулась за ведром, чтобы сменить воду и краем глаза увидела командора, идущего по коридору. Я поспешно плюхнула ведро на пол, вытянулась по струнке, отдавая честь. Но, что обычно совсем на него не похоже, командор прошел мимо, даже не взглянув на меня. Он шел, опустив голову, но, так как он прошел очень близко, я заметила, что он совершенно неестественно бледен. У каюты он на секунду остановился и даже облокотился рукой на дверь, словно ему тяжело было продолжать идти, так он простоял несколько секунд, совершенно не замечая нас, недоумевающе глядевших на него, да и, кажется, вообще ничего не замечая. Потом следом за Шеманом в коридор поднялся адъютант, он тоже был встревожен, но, как и мы, ничего не понимал.

— Командор, разрешите обратиться… — начал он, но был остановлен властным жестом. Шеман словно очнулся, обвел взглядом помещение. Увидел нас, и взгляд его стал совсем осмысленным. Вид у меня был такой обалдевший, что командор невольно усмехнулся, хотя усмешка эта была горькой.

— Ну что, Мурка, долетались мы… — сказал он непонятную фразу, и закрыл дверь прямо перед носом ничего не понимающего адъютанта.

Я посмотрела на Джаспера, он посмотрел на меня. Мы оба вопросительно уставились на молодого офицера. Тот правильно истолковал вопрос в наших глазах.

— Даже не спрашивайте! Не знаю!

Он хотел было пройти, но я загородила ему дорогу. Джаспер, как бы случайно оказался сзади. Адъютант, который на самом деле был немного лишь старше нас, не испугался, конечно, но занервничал.

— Как не вовремя мы здесь оказались, — сказала я притворно печально и вздохнула.

— Да, и Финик совсем не умеет держать язык за зубами… — в тон мне посочувствовал офицеру Джаспер. — Скоро вся команда узнает, что с командором что-то не то…

На адъютанта стало печально смотреть, так он изменился в лице. Я почувствовала себя отъявленной стервой, шантаж и заговоры совсем не моя стихия. Зачем я это делала? Я действительно очень испугалась за Шемана, а эта странная фраза совсем меня доконала… Поэтому, как не было противно, продолжала ломать комедию.

— Пошли, Джаспереныш. Уже и обед скоро, в столовой наверное все собираются.

Еще раз вздохнув, наклонилась за ведром. Адъютант не выдержал.

— Ладно! Засранцы любопытные! Но если кто узнает! Хотя я и сам ничего не понял… Знаете, маленький коридор на палубе F. Туда ходить запрещено, и никто не знает что там…

У меня в груди пробежал холодок. Конечно, я помнила этот жуткий коридор.

— Командор зачем-то туда сегодня ходил… Вернулся уже такой… Сначала заперся у себя в кабинете, я не мог к нему достучаться. Тогда я решил сам сходить туда, посмотреть.

У меня дыхание перехватило.

— И что там? — прошептала я.

— Вообще я нарушил все инструкции. — печально покаялся офицер.- Ходить туда категорически запрещено. Но я умею отключать сигнализацию…
Я боялась даже вздохнуть, чтобы не прервать его рассказ.

— Там небольшое помещение, совсем пустое, обито материалом, который не пропускает звуки и свет, так что пока я включил рубильник, там было темно, как в гробу. Посередине комнаты стоит какой-то сейф из нано-материала, ну, знаете, его практически невозможно разрушить. Сейф открыт и совершенно пуст. Вот собственно и все. Постоял там несколько минут, ничего не понял и пошел сюда. Увидел командора, хотел его догнать… Остальное вы видели.

— Странно… -прошептала я.- Так странно… И больше ничего не было в этой комнате?

Адъютант махнул рукой.

— Странность именно в том, что там ничего не было… Только… Я понял только сейчас… Это действительно необычно: там играла музыка, негромко, но я слышал отчетливо. Что-то из классики. Судя по всему, она там постоянно звучит.

Офицер взъерошил волосы, словно пытаясь привести в порядок мысли, а может быть стараясь выгнать сумрак из своей души.

— Если только кто-нибудь… — грозно сказал он на прощание.- И идите отсюда!

Осталось только подчиниться.

Ушли мы, правда, недалеко, остановились за поворотом. Как два заговорщика наклонились друг к другу.

— Плохо дело! — прошептал Джаспер.

— Почему? Вернее, я поняла, что ничего хорошего, но может это просто небольшой нервный срыв? Мы уже все тут на пределе.

— Совсем не похоже на командора. Он, как никто, умеет держать себя в руках. Сейчас все действительно плохо, раз он даже не понимает, что говорит.

— Объясни…

— Финик, ты как маленькая. Он назвал тебя Муркой! При свидетеле.

— Ой! — только и сказала я.

— Вот и ой! Сейчас адъютант уйдет, ты постучишь к командору в каюту и поговоришь с ним!

— О чем? Как? — всполошилась я. — Ты с ума сошел!

— Нужно привести его в чувство. Мне кажется, что только ты сможешь это сделать. И если нам действительно грозит опасность, то надо предупредить экипаж. Боюсь, что наша миссия под угрозой срыва.

— А ты? Пойдешь со мной?

— Лучше я останусь здесь. Я уверен, ты справишься.

Послышался звук шагов. Мы нырнули в технический отсек, благо, обслуживающий персонал на корабле, коим мы и являлись, знала все потайные места. Мы были вездесущими и невидимыми, как духи… или как мыши…

Адъютант прошел мимо, судя по его быстрым шагам, он принял какое-то решение. Только бы это решение не помешало нашим планам, только бы у меня было достаточно времени.

— Иди! — одними губами шепнул мне мой фиолетовоглазый друг.

Я стучала очень долго, уже почти совсем потеряла надежду и готова была разреветься. « Не откроет… Конечно, не откроет!» — только и думала я.

— Командор Шеман! — крикнула я в отчаянье. — Командор!

Тишина. Я поскреблась в дверь, как приведение.

— Юлиус, прошу, открой.

Сама не знаю, почему я назвала его по имени. Быть может, тоже была не в себе. Слезы невольно закапали из глаз. Если командор, всегда такой собранный, сдержанный и сильный больше не может держать себя в руках, значит ужас действительно так велик, что мне, вероятно, остается только лечь и умереть.

Что-то коснулось моей щеки, я невольно отпрянула, но тут же увидела глаза командора, он смотрел на меня внимательно, так, словно видел впервые.

— Зайди, Мурка, не стой на пороге, — сказал он, и у меня отлегло от сердца: по голосу я узнала прежнего командира шатла, уверенного и волевого, с которым не страшно полететь на край света.

Я села на краешек знакомого кресла. Шеман сел напротив, он молчал. Я поняла, что разговор начинать мне.

— Что, уже можно заказывать белые тапочки? — неуклюже пошутила я.- Когда конец света?

Шеман грустно улыбнулся уголком рта.

— Мой адъютант никому не скажет, к тому же он давно уже в курсе, как и твой друг.

— То есть?.. Не поняла… А! Я совсем не про это хочу поговорить! И перестань… те…, наконец, уходить от разговора.

Его губы дрогнули в какой-то болезненной улыбке, но заговорил он все равно о другом.

— Зачем ты так меня назвала?

— Как?

— Юлиус… Я старше тебя на целую жизнь…

Я почувствовала, как щеки мои горят. И начала болтать чепуху.

— На жизнь кого? Собачки? Вряд ли вы старше меня больше, чем на 10 лет.

Юлиус, теперь мне нравилось называть его мысленно именно так, наконец-то улыбнулся искренне, и я еще никогда не видела этой его улыбки. Открытой и смешной, как у мальчишки, в его глазах засветились лучики, и я невольно улыбнулась в ответ.

— На 15 вообще-то, глупый ты ребенок.

— Ну да, ну да… Между нами пропасть… — я продолжала улыбаться, но тут мысли сделали круг и вернулись к началу разговора.- Но вы так и не ответили на мой вопрос. Я думаю, что именно сейчас настал тот момент, когда надо все рассказать. Если нам реально грозит опасность, люди должны знать. И как бы ни было тяжело, надо сделать этот шаг… Начните хотя бы с меня. Вдруг я смогу помочь?

— Ты уже помогла… И ты права, конечно… Только сначала давай выпьем чаю, мне надо собраться с мыслями. И еще надо сделать кое-что.

Шеман вышел в крошечную кухню (на шатле старшим офицерам полагалось иметь кухню) и поговорил с кем-то по браслету-коммутатору. Разговор я не слышала, но догадалась, что командор связался с многострадальным адъюнктом, который, наверное, уже собрался созывать совет корабля. По интонации голоса можно было догадаться, что Шеман пытается шутить. «Хочет внушить ему, что все гораздо проще, чем показалось», -догадалась я. Закончив разговор он зазвенел кружками, послышался звук закипающей воды, и командор вплыл в комнату, неся на подносе не то, чтобы тазики с чаем, но что-то близкое к этому.

— Я столько не выпью, -невольно вырвалось у меня.

— Ну, мы же никуда не торопимся.

Оглядевшись в поиске подходящего места для подноса и не обнаружив ничего подходящего, Шеман, не долго думая, воткнул его прямо на подлокотник кресла, на котором я сидела. С опаской покосившись на дымящиеся кружки с кипятком, я все-таки выбрала себе одну поменьше, забралась с ногами на кресло и сделала маленький глоток. Было потрясающе вкусно. Командор, видимо, знал толк в чае, чего я совершенно не ожидала. Улыбнувшись моему удивленному лицу, Шеман сказал:

— Тебя бы пледом укутать, и получиться совсем по-домашнему… Я так давно уже не сидел с чашечкой чая просто так…

И тут же без всякого перехода:

— Мурка, и зачем ты отстригла свои прекрасные волосы?

— Отрастут, — буркнула я, чувствуя, что снова заливаюсь румянцем. Нет, командор все же немного не в себе сегодня…

Командор вдруг, словно фокусник, достал как будто из воздуха горсть конфет и высыпал мне на колени. Так мы и сидели какое-то время, я хлюпала чаем и шуршала фантиками, Шеман же просто держал свою чашку в ладонях, лишь иногда делая маленькие глотки. Я понимала, что он собирается с силами, чтобы начать рассказ. И начал, когда я была совсем не готова.

— Ты слышала, что-нибудь о первой экспедиции на Пандору?

— Да, — немногословно ответила я.

— И о том, что почти весь мой экипаж погиб, конечно, тоже?

— Да.

— Никогда бы я не рассказал тебе то, что ты сейчас услышишь, но обстоятельства заставляют.

— Я был командиром шатла «Искра», это не военное судно, а научно-исследовательское, поэтому большая часть экипажа были штатскими, и лишь небольшая горстка военных их сопровождала. Ты же знаешь, что даже научные экспедиции совершаются только военными суднами? Для этого есть много причин, главная, конечно, в том, что слишком часто в экспедициях экипажам приходилось сталкиваться с враждебными мирами. Цель нашей экспедиции в этот раз была более чем мирной: по данным разведки в отдаленной части нашей галактике вокруг звезды спектрального класса G, то есть такой же, как наше светило, вращается планета предположительно пригодная для колонизации. Нашей задачей было изучить ее по всем аспектам и решить, является ли она перспективной для дальнейшего освоения, или ее время еще не пришло.

Из космоса планета, первоначально мы назвали ее Жемчужинкой, выглядела совершенно мирно. Похожа на Альфу. Из-за необычного цвета облаков, они отливали перламутром, мы ее и назвали так первоначально. Кто же мог знать, что внутри, как в шкатулке Пандоры кроется боль, ужас и смерть.
Мы совершили посадку в экваториальной зоне, потому что наш зонд показал, что по первоначальным данным здесь находятся сооружения, похожие на творения разумных существ. Ты же помнишь, что если планета заселена исконными жителями, или ее колонизировали раньше, то Альфа теряет права на ее собственность. Поэтому в первую очередь надо было проверить, свободна ли она.

Шатл опустился в нескольких километрах от предполагаемого поселения, небольшая боевая группа выдвинулась в его сторону пешком. Многие вышли их проводить. Я помню, был чудесный день, светило солнце, люди улыбались и шутили. Я помню эти необыкновенные жемчужные облака над головой, и по ним, как тени скользили незнакомые пестрые создания, похожие на птиц. И все казалось таким дружелюбным. Семеро моих товарищей ушли в сторону поселения и через несколько минут они достигли первых строений. Лейтенант, его звали Харди, сказал по внутренней связи:

— О, это похоже на замок!

Спустя еще некоторое время все члены экипажа услышали в своих браслетах-коммутаторах громкий и страшный крик. Я даже не знаю, кто это кричал, голос было не узнать. Только один крик… И больше мы их никогда не видели.

Ночью никто не спал. Решали, стоит ли снарядить спасательную экспедицию, или бросить все и немедленно покинуть планету.

Тут Шеман прервался, поставил чашку с недопитым чаем на поднос, потому что не мог больше держать ее в руках, они дрожали.

— Я признаю, что это полностью моя вина… Я командир, и решающее слово было за мной. И я решил… Ты, понимаешь, меня сбил с толку тот единственный крик… И мне трудно было поверить, что семеро хорошо подготовленных ребят так просто расстались со своими жизнями. Возможно, им удалось уйти, спрятаться в этом враждебном городе. Или они в плену и надеются на нашу помощь. Я принял решение не улетать, пока мы не выясним их судьбы.

Следующим утром в поселение выдвинулись все мои бойцы, на шатле я оставил лишь пятерку самых ответственных ребят, приказал загерметизировать корабль, открывать только по условному сигналу.

Мы выдвинулись в полном боевом облачении, так что жар солнца, которое пекло все немилосердней, уже не радовал. Я уже не видел ни жемчужных облаков, ни сиреневых цветов, похожих на огромные незабудки. Мы безжалостно давили их ногами. Планета превратилась в жестокий и коварный мир, и я не видел больше ее красоты. Но когда мы подошли к городу, буду называть это место городом, даже у меня захватило дух. Словно сделанные из темной слюды замки устремлялись своими тонкими вершинами в небо, как стрелы. Они были все немного ассиметричны, словно были не выстроены, а выросли здесь, как растения. Но, несомненно, это были творения разума. Нечеловеческого разума. Прости, мне трудно описать странную красоту этих зданий, некоторые из них были гигантскими, другие совсем небольшие. Может быть, они и правда росли сами? И все это переливалось в лучах утреннего солнца каким-то темным, завораживающим пламенем.

Мы встали на границе, ей мы, не сговариваясь, посчитали границу тени, подающей от ближайшего «замка». Мои ребята встали в боевую позицию: четверо с оружием, которое держали наготове, встали вокруг, остальные окружили меня, надо было разработать тактику дальнейших действий.
Тут мы ощутили сильнейший порыв ветра и, несмотря на жаркий день, мы все мгновенно покрылись мурашками от холода.

— Бр! — сказал Маркус. — Словно с ледника сюда залетел!

Все захохотали, потому что одного из наших бойцов звали в команде Ледником, за его совершенное хладнокровие в любой ситуации.

— Ледник! Как не стыдно! — высказался Дамир, самый молодой в отряде. Все снова зашлись в приступе хохота, который я не останавливал, прекрасно понимая, что ребятам нужна разрядка.

Но смех внезапно прервался.

— Это же Харди, — сказал кто-то.

Все уставились на кого-то, стоящего позади меня. И я обернулся. Честно, Мурка, я понял в этот момент, что выражение «волосы шевелятся на голове» придумано не просто так.

Харди стоял в нескольких шагах от нас, все такой же, стоял и улыбался. Я видел, как на лицах моих бойцов, после секундной оторопи появляются улыбки.

— Харди, ты жив! Ты как? Что произошло? Где остальные? — заговорили они все разом.

Но что-то неуловимое в лице Харди не давало мне расслабиться до конца, вроде я видел, он жив, все в порядке, но внутри словно взведенная пружина была.

— Привет! — сказал Харди, шагнув навстречу. Тут я поднял свой дергач (это оружие ближнего боя, Мурка, очень шумное кстати) и заорал, как ненормальный:

— Все назад!!

Потому что в этот самый момент пружина распрямилась, и я понял, что не дает мне покоя в лице моего лейтенанта. Харди ведь был с планеты Тария, после столетий колонизации метаболизм людей изменился там таким образом, что волосы у них росли необыкновенно быстро. Мы еще всегда подшучивали над Харди, что каждое утро он выглядит, как пещерный человек, щетина, словно он не брился, по меньшей мере, дней пять. Бедный парень ужасно из-за этого переживал. Так вот, у Харди, идущего к нам, лицо было чисто выбрито, он выглядел совершенно так же, как вчера, отправляясь в разведку.

В туже секунду Харди перестал существовать, он превратился в темное облако, сначала сохранившее форму человеческой фигуры. Оно быстро расползлось туманом, который становился все светлее, и уже спустя секунду он стал совсем невидим.

— Вот черт! — сказал кто-то из моих: — Что это было?

Все вопросительно смотрели на меня, но что я мог им сказать?

— Ясно одно — это не Харди!

Спустя минуту все еще было тихо, надо было что-то решать.

— Куда дальше, командир?

И тут они вышли к нам навстречу. Все мои погибшие (теперь я не сомневался) парни. Возникли словно из ниоткуда в паре метров от нашей группы и теперь медленно приближались.

— Не стрелять! — крикнул я, но было поздно, у кого-то в команде не выдержали нервы и он открыл огонь.

— Прекратить огонь!

Но меня никто не слышал. Сквозь хаос и дым я видел, что пули и лучи плазмы, и электрические разряды не причиняют им не малейшего вреда. Они просто повторили трюк с исчезновением, пропав так же внезапно, как появились. А еще через несколько долгих секунд Маркус дико закричал. Потом еще один парнишка. Я не сразу понял, что происходит. А происходило нечто настолько жуткое, что я до сих пор вижу произошедшее тогда в мельчайших подробностях, словно это и сейчас продолжает происходить.

Моих парней что-то пожирало. На моих глазах они как будто растворялись в воздухе. Как будто воздух был едкой кислотой, разъевшей сначала их кожу, потом мышцы, потом…

Я вздрогнула, пролив на себя чай и командор запнулся.

— Прости, Мурка. Я не должен был это так…

— Нет, нет… Вы меня простите. Как это, наверное, жутко было видеть. — я поставила чашку на подлокотник, так как у меня теперь тоже задрожали руки. — И они все это время кричали?!

Шеман ничего не ответил, но ему и нужно было, ведь я и так представила себе эту картину. Некоторое время мы молчали.

— Они умеют убивать и бесшумно, — сказал он. — Потом уже это узнал. Они могут поглотить человека и за долю секунды, тот даже пикнуть не успеет. А это… Думаю, что это было показательное выступление, демонстрация силы, нас хотели полностью деморализовать. Эти твари хоть и совершенно чудовищны, но разумны.

— Разумны?

— Несомненно. Хоть это и чуждый нам разум.

— Вы точно уверены?

— Я имел возможность в этом убедиться, — грустно ответил командор, — а тогда не прошло и минуты как из нашей группы осталось всего трое. Это мы позже поняли, а в тот момент у меня заиграл звонок на коммуникаторе. У меня тогда стояла мелодия… Точно не помню… Что-то такое веселое из детской передачи. Браслеты нам настраивал молоденький техник, всем установил вместо сигнала позитивные мелодии. И вот стоим мы среди этого кошмара, браслет бодро играет какую-то незатейливую песенку. Но это само по себе было неважно. Удивительно было другое: как только раздались звуки музыки, я увидел, или даже скорее почувствовал, что они отступили: полупрозрачные тени скользнули в стороны и все стихло. Даже не было видно следов борьбы, на земле не было пролито ни одной капли крови — а нас осталось лишь трое. А мелодия настойчиво предлагала ответить на вызов, что я и сделал. Это, видимо, и называется шок: я себя видел в этот момент как бы со стороны: увидел руку, нажимающую на кнопку связи, услышал голос. Он даже был спокоен:

— Командор Шеман.

— Командор! — бодро сказали на том конце. — Старший группы Ким Ли на связи. Я просто хотел доложить, что у нас все в норме. И рад тому, что вы нашли ребят в полном порядке. И, конечно, мне уже надо подготовить несколько кают для гауптвахты, чтобы эти голубчики там хорошенько подумали, стоит ли самовольно отсутствовать столько часов.

У меня в голове все перевернулось.

— Кто вам это сказал?

— Как кто? Часть группы уже вернулась, привела этих гавнюков с собой. Ледник передал условный сигнал, и мы их впустили. Вот они все стоят передо мной, передают вам привет.

По голосу я чувствовал, что мой всегда сдержанный капитан Ли улыбается. Что у всех там на корабле отлегло от сердца, они рады, что история с исчезновением так хорошо закончилась. А я, стоя здесь, знал прекрасно, что вернулись не мои парни. Что всем на корабле осталось жить очень недолго, и что я ничего не могу сделать. Крикнуть им: «бегите»? Без толку. Попытаться предупредить — только приблизить неизбежный конец. Поэтому я просто нажал на кнопку завершения связи.

Мы стояли, смотрели друг на друга и даже заговорить сначала не могли.

— Надо возвращаться, — сказал я. Какого усилия воли мне потребовалось, чтобы сказать это, не знает никто.

— Мы не дойдем! — покачал головой Майки. — Бесполезно, нам не дадут дойти. Лучше идти туда (он кивнул подбородком в сторону темных замков), так будет быстрее.

Я сидела в кресле, зажав рот ладонями, чтобы не разреветься. Я уже и думать забыла и про чай, и про конфеты. Невыразимый ужас запустил свои холодные когти в мое сердце. Командор прервал свой рассказ и ласково погладил меня по щеке.

— Ты понимаешь теперь — почему? — спросил он.

Я знала, про что он говорит. Это был ответ на мой вопрос, почему он так долго держит в тайне все это. Потому что невозможно было бы нормально существовать, зная все это. Невозможно было бы ни есть, ни спать, ни просто дышать. Тут я заметила, что дышу часто-часто, словно мне не хватает воздуха. Юлиус взял меня за руку.

— Я буду держать тебя, — сказал он.

— Держи меня, — прошептала я, незаметно для себя переходя на «ты».

Его рука была жесткой и твердой, но, как ни странно, прикосновение успокаивало.

— Что дальше? — спросила я, собравшись с духом.

— Я уже хотел идти, но тут второй парень, Питер, тронул меня за плечо. Он всегда был большим умницей, самый сообразительный в команде. Ты, кстати, его видела.

— Где?

— Это он звонил в мой кабинет, в тот вечер, — он запнулся, — когда все произошло. Он меня остановил тогда и сказал:

— Подожди, командир. Зачем мы так легко сдаемся, пока живы — будем бороться. Проанализируем факты. Но сначала вот это…

И он включил на своем браслете мелодию вызова. Браслет у него слегка подглючивал, поэтому песня проигрывалась первые несколько секунд, а потом начиналась заново. Майки посмотрел на Питера так, будто решил, что у того крыша поехала. Честно говоря, это было и моей первой мыслью.

— Сейчас объясню! — отмахнулся Питер, уловив наши недоуменные взгляды. — Я буду говорить, а вы, если что поправляйте. Мы столкнулись с существами до сих пор не известными во вселенной. Они могут принимать любую форму, предположительно, или только форму существ, поглощенных ими. Поглощая чужую жизнь они получают, кроме возможности выглядеть так же, еще, видимо, часть личности жертвы. «Харди» нам сказал «Привет» на общегалактической лингве. На шатл их впустили после того, как ложный Ледник послал условный сигнал. Но насколько глубоки полученный знания — неизвестно. Умеют ли они мыслить, или их сознание — видимость, остаточное явление — неизвестно, слишком мало фактов. Во всяком случае «Харди» не догадался вырастить себе щетину… Они передвигаются очень быстро. Между смертью настоящего Ледника и появлением его двойника на Искре прошло не больше двух минут. И очевидно, что этих тварей очень много — группа отправилась на наш корабль, другая группа осталась расправляться с нами.

Он говорил, а дурацкая песенка играла и играла, так что у меня уши ломить начало.

— Выключи ее уже, наконец, — не выдержал я.

— Подожди, командир. Теперь я подхожу к главной части. Мы остались живы и мы до сих пор живы неспроста. Что-то их спугнуло, и мне кажется, я понял что: музыка. Они ушли, когда заиграл сигнал вызова.

Да! Я ведь тоже это заметил, но успел забыть. Неизвестно по какой причине, но музыки они боялись.

— Значит, у нас есть шанс если не победить, то хотя бы побороться за свои жизни. Звоните на шатл!

Тут Шеман прервался.

— Мурка, ты ведь знаешь, как распределяется энергия на шатле?

— Вообще-то не очень.

— Если только два основных энергоблока, питающих весь корабль: основной и аварийный. Все, что требует для работы энергии, получает ее от этих двух энергоблоков. Все, начиная от гипердвигателей, до браслетов-коммуникаторов. Энергоблоки спрятаны в самом сердце корабля, добраться до них, уничтожить практически не возможно. Уничтожить физически — невозможно, но взломать исходный ход и заглушить их, как оказалось, вполне реально. Хотя инженеры, разрабатывающие защиту, казалось, и здесь все предусмотрели: сразу несколько человек знают небольшие отрывки входного кода, а открыть доступ возможно лишь только, если соединены они все. Но создатели защиты, конечно, не рассчитывали на ситуацию, когда члены экипажа превратятся в чудовищ, желающих гибели корабля.

— Они до них добрались! — вскрикнула я в ужасе.

— Да. Я не думал даже, что это можно сделать так быстро. Я понял это по тому, что мой браслет переключился на автономное питание, которого хватало обычно от силы на час. Навязчивая песня резанула по ушам необычно высокими нотами и тут же стала еле слышна, ясно было, что надолго ее не хватит.

— Когда энергия закончится, — решительно сказал Питер, взглянув на наши посеревшие лица, — мы будем петь.

Мы шли к шатлу, по очереди включая на своих браслетах веселые песенки, которые нам установил наш молоденький техник. Жив ли он еще?

Шатл ждал нас. Он казался несокрушимым, как скала, казался нашей надежной защитой. Но мы понимали, что это чувство обманчиво. Мы шли в логово зверя.

Шеман снова замолчал. Я думала, что он сейчас заговорит снова, но пауза сильно затянулась.

— А что было потом? — прошептала я.

— Потом… Потом были пять дней сводящего с ума ужаса, когда не знаешь, кто сейчас рядом с тобой: друг или враг. Когда горло пересыхает от того, что постоянно вынужден петь, и петь, и петь, так что потом эти песни больше напоминают хрип. Когда шатл медленно умирает от того, что энергии больше нет и нельзя даже подать сигнал бедствия. Я пытался организовать сменные вахты, когда кто-то один пел и давал другим возможность отдохнуть, но бывало и так, что среди этих людей оказывалась тварь, только и ждущая момента, когда сторож сделает паузу хотя бы на несколько секунд, и тогда — смерть.

Их невозможно было вычислить. Никак. Оно смотрит на тебя знакомыми глазами, говорит так же, как говорил бы твой товарищ, секунда — и это уже пожирающая тварь. Мой экипаж таял на глазах. Мы все уже мысленно попрощались с этим миром… Когда небольшой патрульный корабль опустился на Пандору. Это командование, не получив от нас никаких новостей за пять дней, забило тревогу. К моменту его прибытия людей на шатле осталось всего тридцать человек.

— Тридцать?! — пискнула я. — Я слышала, что больше сотни!

— Нет, это не так, — покачал головой командор. — Цифру специально немного завысили. Как будто трагедия станет от этого менее трагичной.

Он грустно усмехнулся.

Когда патрульный корабль опустился рядом с Искрой, я один вышел навстречу, так как был только в себе уверен на все сто процентов, и показал руками знак «биологическая опасность», что должно было заставить экипаж патрульника оставить корабль загерметизированным. Это сработало.

— Что у вас произошло? — спросил командир по громкой связи.

— У вас есть музыкальные записи? — крикнул я вместо ответа.

Могу себе представить, какой диагноз они мне поставили. Но к чести сказать, командир патрульника не стал спорить с умалишенным, и вместо ответа включил «Грусть» Моцарта. Я обернулся к шатлу и подал руками знак: выходите!

Как я и предполагал, вышли только люди. Очевидно инструментальная музыка оказывала на них куда более сильное воздействие, чем наше жалкое мурлыканье, которое они худо-бедно еще могли переносить.

Больно было всматриваться в лица тех, кто выходил из шатла. Но еще больнее было осознавать, как мало их осталось, и что все те, кого я минуту назад считал живыми, на самом деле — лишь призраки. Майки, с которым я говорил буквально полчаса назад, так и не вышел. Зато вышел хмурый Питер, это вдохновляло — он не зря боролся.

— Да что у вас тут такое, черт возьми, происходит?! — крикнул капитан корабля, и я уловил у его голосе истерические нотки. Представляю себе его растерянность.

— А вы не хотели улетать… Я слышала…

— Да. Не хотел. И не улетел бы. Если бы не Питер. Он предполагал такую возможность и под видом того, что хочет похлопать меня по плечу, вколол мне слоновью дозу снотворного, которое заранее стащил из медблока.

— Я рада, что он это сделал, — прошептала я, сама не понимая, зачем произношу это вслух.

Командор, который все еще держал мою руку, тихонько ее пожал:

— Ну, тогда и я тоже.

Но тут меня озарила одна страшная мысль, словно вдруг кусочки мозаики неожиданно сложились сами собой, и я увидела картинку, на которую смотреть было невероятно жутко. Охраняемая темная комната, музыка, пустой сейф, лицо человека, залитое кровью. Его слова: «Он вырвался».

— Но был еще один, — сказала я, словно самой себе. — Он каким-то образом проник на корабль. Он прилетел на Альфу. Вам удавалось все это время удерживать его взаперти. Но потом что-то произошло, и он сбежал. А потом? Что?! Вы заключили какой-то договор?! Это его мы должны вернуть на Падору?!!!

В конце я почти кричала.

— Да, все так, — только и сказал командор. — Но об этом поговорим позже, потому что времени не остается.

— Не остается? — не поняла я.

— Я назначил общий сбор. Ты права: все должны узнать, какая опасность нам грозит и то, что она гораздо ближе, чем они думают.

— Скажите, что теперь среди нас завелся монстр?

— Да. Иначе нельзя. Самое ужасное в то, что он уже занял чье-то место в нашей команде, но мы никогда не узнаем — чье.

Браслет на руке командора нетерпеливо пискнул.

— Пошли, Мурка. Время.

Шеман на секунду закрыл глаза, и когда он их открыл, я снова увидела решительного и сильного человека. Если он чего-то и боялся, то этот страх сейчас был спрятан так глубоко, что никто не смог бы его разглядеть. Возможно, только я одна могла увидеть его в глубине глаз и в жесткой складке сжатых губ.



Спасибо огромное всем, кто оставляет комментарии! Ведь это так важно - знать, то, что ты делаешь интересно кому-то!!


А чтобы не пропустить ничего интересного меня можно добавить в друзья :)

Posts from This Journal by “изба-читальня” Tag

  • ДР ))

    Друзья, если кто-то вдруг захочет поздравить меня с днем рождения, то можно сделать это здесь.)) Заранее всем огромное спасибо! И спасибо всем, кто…

  • Грелочный рассказ. Перезагрузка

    Что-то никак ручки не доберуться выложить рассказ, хотя Грелка уже сто лет как закончилась. В общем, не судите строго. )) Могло быть лучше. Есть…

  • Девочка, которой не было

    Неделю назад я пыталась вас заинтриговать новым анонсом. Пришло время открыть карты. Дружный авторский коллектив из десяти человек (и я в том числе)…

  • Разыскиваются жестокие бета-ридеры :)

    Друзья, мы вот с жж-другом - писателем Алексеем Варфоломеевым al_kap пытаемся в соавторстве написать маленькую повесть. Начало вот оно,…

  • Рассказ Колфана. Я здесь

    Конкурс "Колфан" сегодня завершился, мой рассказ занял пятое место в финале. Я очень рада, даже не ожидала, если честно. Рассказ решила…

  • Смертная казнь (Обещанный рассказ с Грелки)

    Как и обещала, если не пройду в финал - сразу выложу. Как выяснилось позже, многие за мой рассказ все же голосовали, и когда я призналась, что…

Comments

( 72 comments — Leave a comment )
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
nadezhda_an
Oct. 26th, 2015 09:16 am (UTC)
Вот это да!
Все больше понимаю, что я бы прочитала такую книгу!
vixymixy
Oct. 26th, 2015 09:20 am (UTC)
Ну, ты ее как раз и читаешь. Прямо здесь и сейчас :))
Спасибо!
(no subject) - nadezhda_an - Oct. 26th, 2015 09:30 am (UTC) - Expand
(no subject) - vixymixy - Oct. 26th, 2015 09:31 am (UTC) - Expand
liya_fa
Oct. 26th, 2015 09:41 am (UTC)
интересный поворот...почти мистика,но внеземная))

давай скорее продолжение!))
vixymixy
Oct. 26th, 2015 11:09 am (UTC)
Спасибо :)))
Мистика - фантастика :))
Продолжение послезавтра, чаще просто не успеваю, я ведь еще редактирую по ходу :)
(Deleted comment)
vixymixy
Oct. 26th, 2015 11:11 am (UTC)
Вот честно, даже не помню. Мне кажется, что сколько я себя помню, столько я любила фантастику, особенно космическую. Моя мама думает, это оттого, что она запоем читала фантастические книжки, пока была беременна мной :) Ни до, ни после такой любви к фантастике она в себе не замечала :))
(Deleted comment)
(no subject) - vixymixy - Oct. 26th, 2015 11:36 am (UTC) - Expand
(Deleted comment)
(no subject) - vixymixy - Oct. 26th, 2015 11:51 am (UTC) - Expand
(Deleted comment)
layula
Oct. 26th, 2015 10:05 am (UTC)
Привет, Анют! Никак не успеваю читать(( Позже зайду!
vixymixy
Oct. 26th, 2015 11:11 am (UTC)
Привет, Юля! Ничего страшного, повесть ведь никуда не денется, заходи в любое время!
livejournal
Oct. 26th, 2015 10:31 am (UTC)
Здравствуйте! Ваша запись попала в топ-25 популярных записей LiveJournal южного региона. Подробнее о рейтинге читайте в Справке.
darobserver
Oct. 26th, 2015 10:38 am (UTC)
Хм.. хмхм... А Джаспер с ветром в волосах ночью скачка. Хм...

Шикарная история.
vixymixy
Oct. 26th, 2015 11:12 am (UTC)
Ну-у-у... Это ведь была просто галлюцинация!! :))

Спасибо!!! Я так рада, что нравится! Ура!
(no subject) - darobserver - Oct. 26th, 2015 12:04 pm (UTC) - Expand
(no subject) - vixymixy - Oct. 26th, 2015 12:09 pm (UTC) - Expand
lareina
Oct. 26th, 2015 11:27 am (UTC)
очень страшно думать, что каждый твой друг может быть врагом...
vixymixy
Oct. 26th, 2015 11:30 am (UTC)
Это просто нереально страшно, мне кажется... Хуже некуда!
olindom
Oct. 26th, 2015 12:25 pm (UTC)
Апплодирую стоя!!! Класс! Атмосфера, настрой, интрига. Прекрасно!!!
vixymixy
Oct. 26th, 2015 12:36 pm (UTC)
Ой, Оль, спасибо!! Ты меня засмущала :))) Но мне так приятно! И я так рада, что тебе нравится!
(no subject) - olindom - Oct. 26th, 2015 01:41 pm (UTC) - Expand
vasilisa_vasya
Oct. 26th, 2015 01:10 pm (UTC)
Начала читать и поняла, что вообще надо бы историю с самых азов изучить) Сейчас в жж меньше стала сидеть и пропустила рассказ. Заинтересовал, кстати. Определённо что-то необычное и захватывающее)
Пишите, у вас хорошо получается!
vixymixy
Oct. 26th, 2015 06:47 pm (UTC)
Большое спасибо!!!
nasolini
Oct. 26th, 2015 02:28 pm (UTC)
Конечно, интересно!
vixymixy
Oct. 26th, 2015 06:47 pm (UTC)
Спасибо :)))
vesninalj
Oct. 26th, 2015 02:42 pm (UTC)
ой, прочитала на одном дыхании! великолепно!
vixymixy
Oct. 26th, 2015 06:43 pm (UTC)
Большое спасибо!!! Я очень рада, что нравится мое творение! Ура!!
irazukan
Oct. 26th, 2015 03:09 pm (UTC)
Уф, ну вот, теперь мы знаем причину, и уже попустило маленько)
А теперь кто же это?
Очень интересно!
vixymixy
Oct. 26th, 2015 06:43 pm (UTC)
Да, пришло время открыть тайну, а то сколько уже можно было тянуть :)))
Но не все секреты еще раскрыты :)))
vgannaa
Oct. 26th, 2015 04:22 pm (UTC)
Обязательно потом перечитаю целиком:-)
vixymixy
Oct. 26th, 2015 06:42 pm (UTC)
Скажешь потом, как тебе часть эта? В двух словах :)))
(no subject) - vgannaa - Oct. 26th, 2015 06:52 pm (UTC) - Expand
(no subject) - vixymixy - Oct. 26th, 2015 06:53 pm (UTC) - Expand
luvida
Oct. 26th, 2015 04:29 pm (UTC)
Гостей проводила, сегодня 5 и 6 прочитаю))
vixymixy
Oct. 26th, 2015 06:41 pm (UTC)
Ура! Буду ждать!
panda_aunt
Oct. 26th, 2015 05:46 pm (UTC)
И откуда все идеи в вашей голове рождаются? Надо бы проверить Автора на инопланетность)))
Любовная линия! Ура! С нетерпением жду, угадывать уже не пытаюсь))
vixymixy
Oct. 26th, 2015 06:36 pm (UTC)
Проверить автора на инопланетность! Да-да, я только за! :)))))
Да вот, лирика-романтика пошла :)))
Как интересно, а что там угадывается, если не секрет. :)))
(no subject) - panda_aunt - Oct. 26th, 2015 07:05 pm (UTC) - Expand
(no subject) - vixymixy - Oct. 26th, 2015 07:05 pm (UTC) - Expand
Page 1 of 2
<<[1] [2] >>
( 72 comments — Leave a comment )

Latest Month

October 2017
S M T W T F S
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031    

Tags

Powered by LiveJournal.com